Цитаты Константина Хабенского

"В актеры я попал только, наверное, из-за какой-то своей упертости. Я работал и сторожем в театре, и монтировщиком - решил попробовать, смогу ли я поступить? И смог".

"Как и все дети, хотел быть моряком, космонавтом, партизаном, разведчиком, снайпером. Какое-то время мне хотелось быть отшельником. И в итоге чуть не стал авиаконструктором. Мне надоело учиться в школе, поэтому после восьмого класса поступил в техникум авиационного приборостроения. Проучился три года, потом понял, что это не мое, и ушел оттуда. Я думаю, что первые зачатки актерской натуры тут и проявлялись, потому что, прежде чем что-то понять, нужно все понюхать, потрогать руками, ошибиться".

"Деньги у меня водились уже в студенчестве. Молодой человек, который пышет здоровьем, должен иметь финансовую независимость, чтобы жить так, как он хочет. Одновременно работал сторожем, полотером, дворником, монтировщиком в театре. Еще я работал "театральным горошком" в массовке (это еще называется «люди в черном») и уже потом поступил в театральный".

"Чеченский" блок "Убойной силы" снимался в Осетии, в обстановке, максимально приближенной к боевой. Было несколько неприятных моментов: где-то за перевалом сбили наш вертолет, на одном из блокпостов нас попросили не надевать яркие (и особенно красные) вещи. Но мы старались не придавать этому значения и занимались делом. А вообще красотища! Красивые, добрые, благородные люди, все так хорошо, но идет война-парадокс".

"Звездная болезнь ощущается психологически и физически. Бывает у всех. Если кто-то говорит, что у него не было звездной болезни, не верьте - он лукавит. Я болел в течение недели. Потом возникали, конечно, какие-то остаточные явления. Слава Богу, что рядом со мной друзья, которые периодически напоминают, откуда мы вышли и куда все придем".

"Мы с друзьями определили мое амплуа как "комическая старуха". В него входит и комик-неврастеник, и романтический герой, и драматический, и трагикомический, и актер театра и кино, и просто хороший человек. Хорошо, что театральные критики навешивают мне разные ярлыки. Это говорит о том, что я овладеваю разными жанрами".

"Мне мама рассказывала, что в роддоме, где я находился, отключили отопление и все новорожденные, лежавшие возле окон (в том числе и я), схватили воспаление легких. Это была первая проверка на выживаемость. Дальше пошло-поехало: ясли, детский сад, школа. В первом классе наша семья переехала в город Нижневартовск, где провела 4 года в условиях, приближенных к полярным. В 1985 году вернулись в Ленинград".

"Во время американских серий "Убойной силы" ездили мы по пустыне в штате Невада. Там у нас проходили каскадерские съемки. А мы, как-то не подумав об опасности, забыв, что мы актеры, а не экстремалы, просто сели в машину с каскадерами, пристегнулись и... тут же поняли, что совершенно зря это сделали! Потому что дальше начались безумные трюки! Я не знаю, как будут смотреться со стороны, но внутри это было что-то! Закрыты окна, я пристегнут в машине, но понимал: "Все, это мой последний съемочный день в жизни! Я посмотрел на Андрюшку Федорцова, он, обычно такой хохмач, никогда не теряется, в любой ситуации найдет шутку, молчал. Сидел на заднем сиденье, пристегнутый крест-накрест двумя ремнями, и ни гугу".

"Чего только не происходило на съемках "Убойной силы"! К примеру, едем мы на разбитой "Волге", и я должен вываливаться из открытой двери, а Сережа Селин - держать меня за руку. Мы разворачиваемся, я вылетаю, причем так, что Сергей испугался и еле меня удержал. Жалко, не было камеры внутри машины: надо было видеть наши лица. А любовную "историю" снимали ночью, когда было дико холодно. Нам с партнершей надо любить друг друга, а мы даже говорить не можем: от мороза губы свело!"

"Театр - это жестокое хобби. Место, где мне нравится, куда меня тянет. На спектаклях происходит живое общение. Там бывают взлеты, падения, ошибки. Тоже все живое. А остальное - кино, радио, озвучка - это уже работа, то есть место, где зарабатывают деньги. Если на работе удается испытать удовольствие - вообще замечательно. Но работа существует только для того, чтобы заниматься хобби. Театром".

"Друзья мне говорят: "У тебя золотые руки и не так важно, из какого места они растут». Я по природе человек увлекающийся: если начинаю что-то делать (ремонт дома или машину чинить), то погружаюсь в это целиком, все мысли там, уже не до основной профессии. Поэтому стараюсь заниматься "рукоделием" как можно меньше".

"Иногда дарю любимым женщинам цветы. Помню, в первый раз в жизни подарил розу. Одну. Она была завернута в какие-то чертежи и одиноко торчала из рюкзака. Когда я ее подарил, там и дарить уже было нечего. Но это было первое".

"Когда любишь, совершенно другое ощущение времени: важные вопросы отодвигаются на второй план, а в душе - фиалки и бабочки. Я делаю все необходимое для достижения цели. "Какая цель ?"- спросите вы. Отвечу банально и очень литературно: "Увидеть предмет своего воздыхания". Мне нравится ощущать повышенный адреналин в крови".

"Самое яркое воспоминание из детства - это когда я в люк провалился. Это было сильное впечатление. Наверняка даже перед смертью вспомню! Я, совсем маленький, висел на краю люка, еле держась пальцами... Понимал, что один, никого рядом нет и я могу туда через мгновение упасть. А дна не было видно. И я почему-то очень хорошо помню муравья, который полз рядом с моим лицом... В какой-то момент мама поняла, что ее сына не слышно и не видно. Увидела открытый люк и... ринулась мне на помощь! Вот так, кроме того, что она меня родила, еще и спасла жизнь".

"Хотел бы написать сценарий для двоих - для себя и для Миши Пореченкова. О двух друзьях, которые своими поступками и своим отношением к жизни переворачивают мир вверх тормашками к чертовой матери".

"В любом фильме все зависит от режиссера. Если он снимает только за деньги или бездарно проводит время на площадке, то это плохо. Конечно, бюджет влияет на картину. Но если мы перенесемся на 5-7 лет назад, то бюджет первых серий "Улиц разбитых фонарей" был просто мизерный, но при этом удалось снять достойный и стильный сериал".

"Я - разный. Я могу быть скучным или совершенно непонятным не только окружающим, но и самому себе. И, слава Богу, что на 50 процентов я не математический человек, я не зажат в какую-ту ситуацию. Это замечательно, что можно удивлять зрителя, показывать то, что он еще не видел. Такие удачи - открытие себя, своих возможностей. Мне неинтересно видеть на

"Не люблю давать интервью, так как меня часто переиначивают, приписывают мне чужие мысли. Я рад, когда разговор идет по делу. Но актер никому ничего не должен. Если ему есть что сказать, то он скажет. Главное, чтобы это потом не превратилось в тиражирование".

"Сейчас снимаюсь у Дмитрия Месхиева в сериале "Линия судьбы". Мой герой -провинциальный музыкант, приехавший покорять Москву. Он не доволен собой и всем окружающим миром, закомплексованный человек".

"Играю в спектакле "Утиная охота" во МХАТе. Знаю, что раньше мою роль играл Олег Даль. И нас обязательно будут сравнивать. Но я считаю роль в "Утиной охоте" не самой большой удачей Даля. Никто не сыграл так, как было написано. В том числе это относится и ко мне. Но покопаться, попробовать свои силы, поломать хребет на этом материале мне было интересно".

"За съемки в фильме "В движении" мне не стыдно. Там были некоторые открытия, но я не хочу заниматься саморекламой. Подобралась замечательная актерская и операторская команда. Фильм получился неплохой, потому что не лишен человеческих переживаний. Это самое главное. Как бы фильм ни был снят (пусть одним планом, без склеек), если в нем есть человеческие переживания, то его будут смотреть люди".

"Создание образа -процесс молниеносный. Времени, чтобы подобраться к образу, катастрофически не хватает. На самом деле я не хочу влезать в эту кухню. Это только мое собачье дело: как я его создаю, как я готовлюсь к съемкам, спектаклям. Когда режиссер ставит задачу, его не интересует, как я это буду делать. Процесс подготовки должен быть неинтересным . для постороннего человека".

"Снялся в сериале с рабочим названием "С Новым годом". Это история любви. Она развивается в 1998 году во время дефолта. Трагико-романтическая история. Что из без этого выйдет, посмотрим".

"Мне действительно везет на режиссерские находки. Ведь это же хорошо, когда ты меняешься! Нельзя все время оставлять знакомую физиономию на экране".

"Любимая роль - та, которой не перестаешь удивляться, бояться, прорываться в нее, понимать ее, в изучении которой не останавливаешься. Для меня работы в спектаклях "В ожидании Годо", "Калигула" - это роли на вырост".