Константин Хабенский: «Я на себя много не беру и не буду брать»

Константин Хабенский: «Я на себя много не беру и не буду брать»Константин Хабенский уже довольно давно находится в состоянии «между».

Популярный артист не видит себя в роли Господа Бога

Артист Константин ХабенскийКонстантин Хабенский уже довольно давно находится в состоянии «между». Между Москвой и Питером, между театром и кино. Совсем недавно актер вернулся с киносъемок и сразу включился в театральный марафон: семь спектаклей за семь дней в двух городах. Нам удалось застигнуть Хабенского прямо перед его последним спектаклем «Калигула».

Брови и волосы принес в жертву кино

- Нет ощущения, что устали?

- Есть. Только сейчас начинаю приходить в себя после трех месяцев съемок в фильме «Свои» Дмитрия Месхиева. Снимали его в Псковской области. Много было хождений босиком по земле. Конец октября. Холодно. И нервы все время на пределе. Фильм должен выйти ко Дню Победы. Дался он очень тяжело - про Великую Отечественную войну все-таки... А тут еще семь спектаклей подряд. Поэтому сейчас я нахожусь в состоянии сохранения энергии. Может быть, внешне это и выглядит как усталость. Но внутренне я в хорошей «спортивной» форме.

- Какую роль вы сыграли в «Своих»?

- Я - политрук. И есть ощущение, что время на роль потрачено не зря. Мне ведь ради нее пришлось отказаться от всех спектаклей на протяжении трех месяцев. Потому что я был красного цвета.

- В каком смысле?

- Волосы и брови мне выкрасили в красный цвет. Это было нужно для изменения картинки. В фильме будет какая-то особенная цветовая гамма.

«Боюсь выходить на сцену»

- МХАТ - это у вас надолго?

- Хочу, чтобы все было понятно. Во МХАТе мы с Михаилом Пореченковым на год подписали договор. Работаем «Утиную охоту», репетируем «Белую гвардию». А в Питере весь сезон играем «В ожидании Годо». С «Калигулой» и другими спектаклями в Театре имени Ленсовета мы попрощались. Когда-то же нужно это было сделать. Пускай это жестко, но, на мой взгляд, правильно.

- Как относится Табаков к вашей работе?

- Мы честно работаем в «Утиной охоте». А если работа честная, то какие могут быть вопросы. Получается или нет - это уже другой разговор.

- Вы сами-то довольны своей работой?

- Нет. Я по-прежнему боюсь, не хочу выходить на сцену. По-прежнему ножками себя выталкиваю. А потом уже деться некуда, начинаю работать. Но это хороший показатель, когда нервничаешь и мандражируешь. И спектакль «Утиная охота», мне кажется, пошел и будет расти.

- Продолжите ли вы сниматься в «Убойной силе»? Ведь благодаря ей вы стали популярны на всю страну.

- Не знаю пока, надо мне это или нет. Знаете, у нас полюбляют и разлюбляют очень быстро.

«Свои фильмы не смотрю»

- Не подсчитывали, сколько времени живете в таком жутком цейтноте?

- Три года точно.

- Мало спите? Как расслабляетесь?

- Не буду говорить, сколько я сплю. Когда мало, когда много. Когда расслабляюсь в компании, когда походом в театр, просмотром фильма, просто прогулкой, той же сменой работы, климатических условий. Как получится.

- А что вам снится?

- Что мне снится, что я ем и как я живу - об этом я обычно не говорю. Но вам скажу, что живу я хорошо, ем что бог пошлет, а снятся мне только хорошие сны.

- Какие фильмы смотрите? Может, свои?

- Свои - нет. Стараюсь не пропустить в основном фильмы отечественные, для того чтобы быть в курсе, что у нас происходит. Посмотрел «Возвращение». На мой взгляд, очень хороший фильм, стильный. Там молодые ребята отлично работают. То же самое могу сказать про «Бумер». Выдержанная, стильная, нахальная картина.

Артист Константин ХабенскийО славе

- Вы часто представляете себя на красной дорожке какого-нибудь престижного кинофестиваля?

- Я был на одной красной дорожке. Дважды. Правда, один раз я шел как актер Хабенский, а второй раз во время съемок мы с Андрюшей Федорцовым шагали по ней в образе оперуполномоченных, засланных во Францию. Это было в Каннах.

- Ну и как ощущение?

- Ничего, хорошо. Я без внутренней тревоги думаю о славе. Все эти дорожки, призы, победы и неудачи - часть жизни актера. Я не ращу в себе комплекс. У меня есть стремления, какие-то планочки, которые нужно брать. А там уж взял не взял - как в спорте.

«Мои дома - поезд и самолет»

- Ваши жена и родственники живут в Петербурге. Видитесь с ними?

- Хотя бы созваниваемся.

- Есть что-то, что вы в угоду себе делаете бесполезного?

- Я как нормальный человек делаю гораздо больше бесполезного, чем полезного. Мне нравится, например, валяться на диване, поспать, посмотреть телевизор, выпить рюмку водки, пообщаться с друзьями. С одной стороны, это все бесполезно, с другой стороны - какой-никакой отдых. Набираешься, сам того не ведая, каких-то сил, которые тебе понадобятся в театре, на съемочной площадке и так далее.

- Кто или что отнимает больше всего сил?

- Я не буду говорить, кто или что. Я приведу примерно высказывание одного очень известного театрального педагога. Он сказал: «Здоровье актеру дано для того, чтобы он нещадно сжигал его на сцене».

- Но из Питера в Москву насовсем не собираетесь перебираться?

- Моя жизнь почти не меняется. Просто в прошлом году большую часть времени проводил в Питере, в этом году - в Москве. Дальше будут те же самые переезды Питер - Москва и другие города. То есть мое фактическое место жительства - это поезд и самолет.

- Что вообще может вас смутить? Может быть, предложение сыграть Господа Бога?

- Я бы не хотел участвовать в таком проекте. Не хочу слишком много на себя брать. Потому что все в жизни намного проще. Все мои работы мне сейчас интересны. И слава богу, что есть возможность заниматься только тем, что нравится.

Беседовал Максим ДЫННИКОВ