Интервью бывшей любовницы Хабенского

По словам женщин, с которыми Константина связывала судьба, он – галантный кавалер. Даже во времена безденежья придумывал, как удивить любимую

Актеру приписывают то одни отношения, то другие, но Константин не торопится связывать себя обязательствами. Его самая большая любовь, жена Анастасия, ушла из жизни четыре года назад. До встречи с ней Хабенский как минимум дважды испытывал сильные чувства. «СтарХит» нашел в Санкт-Петербурге первое серьезное увлечение Константина – актрису театра «Суббота» Анастасию Резункову. А бывший однокурсник Хабенского рассказал о его отношениях с Татьяной Полонской, которой Константин предлагал руку и сердце.

Рокер-романтик

– Я впервые увидела Костю в декабре 1988 года, и он произвел на меня не самое лучшее впечатление, – улыбается Анастасия Резункова. – У Кости были длинные волосы, широкие штаны и эта крыса на плече, которую он постоянно с собой носил… Он был настоящим рокером, слушал «Алису» и Цоя, сам прекрасно играл на гитаре. Сначала мы общались как коллеги (оба были актерами молодежного театра «Суббота». – Прим. «СтарХита»). Он и не пытался за мной ухаживать! Но в один прекрасный день – 18 февраля 1989 года – мы давали премьеру спектакля «Макбет». Все прошло блестяще! После того как опустился занавес, все начали поздравлять друг друга – обнимались, прыгали от радости… Тогда неожиданно Костя и поцеловал меня впервые за кулисами. Это был взрослый, долгий, нежный поцелуй. С тех пор мы с Костей праздновали 18 февраля как наш день… Мы старались не афишировать отношения, так что больше полугода никто в театре ни о чем не подозревал. Догадались, когда ставили «Трех товарищей» Ремарка, мы на таких эмоциях играли влюбленных, что было понятно: между нами что-то есть. А на одной из репетиций произошло вот что: как известно, девушка героя умирает от туберкулеза, и он читает трогательный монолог, рассказывая о своих чувствах. Костя настолько вжился в образ, что реально расплакался. Единственный раз я видела слезы Хабенского.

– Константин ухаживал красиво?

– Он всегда дарил мне цветы. Когда у Кости не было денег и он не мог себе позволить даже розочку, делал цветы своими руками: то принесет мне тюльпаны из бумаги, то возьмет еловую веточку и украсит ее слепленными из снега цветочками, то где-то за городом нарвет букет полевых цветов… В общем, фантазия у него была безграничная! Но однажды он сделал мне подарок, который настолько меня тронул, что я храню его до сих пор. В те времена дефицита Костя где-то раздобыл для меня флакон французских духов. Это был прелестный тонкий аромат. Я потом не раз покупала такие же духи, а запах все равно не тот – наверное, просто детское воспоминание настолько яркое...

А на мое 18-летие Костя подготовил невероятный сюрприз! 5 июля 1991 года он пришел ко мне и сказал: «Настенька, а давай сегодня покрестимся!» Я говорю «Давай!» Пришли во Владимирский собор к батюшке. Отстоять длинную службу для Кости оказалось очень тяжело – была невероятная жара. Под конец таинства ноги у Кости подкосились, и он упал в обморок. Батюшка сказал: «Это все бесы, бесы в вас, изгонять их надо!»

– Потом, наверное, пошли отмечать день рождения?

– Все наши студенческие сбережения были потрачены на крестики, на кафе не осталось ни копейки. Мы просто гуляли по питерским улицам. В те времена у родителей денег просить было стыдно, а на подработках много не получишь, но мы старались: я что-то откладывала с суточных, которые давали на гастролях, а Костя кем только не работал: и официантом, и полотером, и на стройке… Мы несколько месяцев копили деньги на мечту – хотели съездить на море. И вот когда наконец на руках оказалась определенная сумма, написали письмо знакомым, они согласились нас принять. И мы поехали в Дагомыс.

Источник: delfi.lt