Премии люблю, но отношусь к ним спокойно

Премии люблю, но отношусь к ним спокойноПеред тем, как выйти на сцену, артист пообщался с журналистами и поклонниками своего творчества.

- Как создавался спектакль? Сложно ли было привыкнуть к декорациям?

- Создавался он интересно, потому что Сергей Васильевич Женовач, я так думаю, начинал с создания атмосферы. Изначально мы все были уверены, что дело не в том, что мы будем пытаться думать мыслями тех людей, а в том, чтобы пытаться переложить на себя ту ситуацию. Каждый человек стоит перед выбором в определенный момент. Времена не меняются, просто меняется выбор людей. И мы начали с этого. Пытались как-то найти ответ на эту пьесу. Через какое-то время спектакль выпустили в таком виде. А потом через какое-то время поняли, что этого мало и нужно дотягиваться до мыслей, до осанки и до выбора тех людей. И сейчас, мне кажется, спектакль переживает второе рождение именно в том смысле, что мы пытаемся дотянуться и предложить зрителям дотянуться до способа мышления, внутреннего мира тех людей, о которых писал Булгаков.

- Если бы оказались там во времена Гражданской войны, какую сторону бы выбрали?

- Скажу честно - не знаю. Потому что в то время степень фанатичной заинтересованности двух сторон была одинаковая. Поэтому осуждать людей за то, что кто-то переметнулся на ту или другую сторону нельзя, потому что нужно понимать степень их заинтересованности.
Я жалею, что не удалось поучаствовать в проекте «Живаго». Потому что это очень сложный персонаж, миф о человеке, который либо наполняется режиссером и актером, либо так и остается мифом.

- Как вы относитесь к премии «Золотая маска»?

- Ну, видимо, это хорошая премия, раз она вызывает такой интерес, она распространена на всю страну. Эта премия уже не первый год собирает лучшие спектакли страны. А вообще, я очень спокойно отношусь ко всем премиям. Это возможность пообщаться, пересечься – и это прекрасно. Как сказал мой коллега: «Рассуждать по поводу премии – это одно, а получать ее – это совсем другое» (смеется). И я с ним согласен.

- Вы настраиваетесь на спектакль или вживаетесь в роль сходу?

- Я даже когда озвучиваю мультфильмы – настраиваюсь. Я думаю, что любой порядочный актер находит место, пространство и время, чтобы подумать, для чего он выходит на сцену.

- Вы когда-то говорили, что у вас бывает такое волнение перед спектаклем, что хочется уйти из театра. Это осталось или ушло и, каким образом?

- Слава богу, это не ушло. Может быть, иногда это переходит в другое состояние - бывает состояние страшной усталости – не хочется выходить на сцену. Но ты себя заставляешь, выходишь и справляешься. Бывает и страшное раздражение, которое приходится преодолевать и выходить на сцену, получая потом при этом удовольствие.

- Не чувствуете себя заложником своей профессии и от чего приходится ради работы отказываться?

- Я обыкновенный человек и хочу ходить туда, куда хочу. Я не хочу улыбаться тому, кому не хочу. Я не хочу делать многие вещи, но приходится иногда пресекать себя в чем-то.

- У вас новый проект «Школа Хабенского». Расскажите о нем подробнее.

- В какой-то момент мне показалось, что нужно помогать актерам, которые находятся не в столице. И я подумал, как это могло быть, и получилась такая история, что актеры местных театров занимаются с детьми из определенной школы. Это не стоит почти ничего: в школе есть помещения, есть дети, которые хотят заниматься, в городе есть театр, приходит команда актеров, занимаются с детьми в студиях общего развития с театральным уклоном. Они преподают им речь, пластику и таким образом актеры получают дополнительные деньги, а дети и родители ничего не платят и те, кто хотят, получают знания без кастинга. Сейчас есть три города: Екатеринбург, Казань, Пермь - я приезжаю туда по возможности. Мне кажется, что это правильный проект, и если люди в городах это поймут, то я буду с удовольствием продолжать реализовывать этот проект дальше.