Константин Хабенский поразил Одессу своей скромностью

В жаркий сентябрьский вечер в Одессе у входа в знаменитый оперный театр на Ланжероновской улице собралась гигантская пробка. Движение машин застопорили шикарные ретроавтомобили, выстроившиеся на проезжей части. Одесситы, проходя мимо, останавливаются и вежливо спрашивают: «А шо тут у нас за безобразие происходит?» — а другие одесситы им отвечают: «Кино снимают! Вон, видите, Хабенский на афише». «А массовку уже набрали? Где можно спросить? Я всю жизнь мечтаю в кино попасть», — интересуется какая-то девушка. «Ну вы простая! Много вас таких, желающих!» — осуждающе смотрит на нее пожилая женщина. Счастливчиков уже переодели в исторические костюмы, и они прогуливаются в сквере у театра. Тут же дефилируют солдаты в фашистской форме, с автоматами наперевес. Под тенью деревьев прячутся лошади, запряженные в пролетки. В Одессе снимается восьмисерийный фильм о певце Петре Лещенко. В свое время невероятная популярность сделала его имя нарицательным, женщины обожали певца, да и сам он был неравнодушен к противоположному полу. Лещенко провел детство под Одессой, и, хотя затем оказался в Румынии, а потом жил в Париже и в Риге, одесситы всегда считали его своим. В годы Великой Отечественной войны Лещенко выступал в оккупированной фашистами Одессе, после победы пытался вернуться в СССР, но был арестован и погиб в румынской тюрьме в 1954 году.

Исполнитель роли легендарного певца Константин Хабенский на площадке с раннего утра. В тот самый день с утра пораньше в знаковом месте — у Потемкинской лестницы — снимали, как в 1942 году Лещенко приезжает выступать в оккупированную фашистами Одессу. Старый грузовик 20?х годов, в котором ехали артисты, то отказывался заводиться, то глох в самый ответственный момент. Пока его реанимировали, Хабенский, одетый во все белое — льняной костюм, шляпу, — не скрывался от публики в свой вагончик, и столпившиеся вокруг зеваки вдоволь нагляделись на знаменитого артиста. Когда совсем стемнело, приступили к съемкам сцены, где Лещенко после своего концерта выходит из театра вместе с юной певицей Верой Белоусовой, ставшей впоследствии его женой (ее играет актриса Елена Лотова). Отыграв несколько дублей, Хабенский спохватился: «А почему мы из театра выходим без цветов? Непорядок! У девушки должен быть в руках красивый букет!» Режиссер Владимир Котт без возражений в срочном порядке отправил одного из реквизиторов за цветами. «Костя — очень трудолюбивый, терпеливый и дотошный актер, вникает во все, внимателен к любым мелочам, — констатирует режиссер. — До этих съемок мы не были знакомы. А я, честно говоря, очень боюсь звезд, для меня работа с ними — всегда стресс! Того, чего я больше всего опасался, в Хабенском нет вообще — никаких понтов, никакого пафоса. Хотя он зарекался сниматься в телефильмах, прочитав сценарий «Петра Лещенко», написанный Эдуардом Володарским, дал согласие на роль. Константин внешне удивительно похож на Петра Лещенко, так что другие претенденты даже не рассматривались». А юного певца в картине играет Иван Стебунов, между ним и Хабенским возрастной промежуток в десять лет. И хотя в кадре актеры, разумеется, не пересекаются, на площадке встречаются частенько.

«Я прихожу в гости, когда снимается Костя, а он в свой выходной приезжает понаблюдать за мной, — рассказывает Стебунов. — Мы же специально копируем друг друга — движения, жесты, манеры, мимику, улыбку, взгляд. Задача такая — сходство должно быть максимальным! Наконец-то наша похожесть пригодилась для общего дела. То, что я — копия Хабенского, слышу с первого курса ЛГИТМиКа. Мы там учились у одних и тех же педагогов. К моменту моего поступления Константин уже институт окончил. Кстати, в фильме «Моя безумная семья» на вопрос: «На кого вы больше похожи — на папу или на маму?» — мой герой отвечает: «На Хабенского».

Поклонников Константина ждет сюрприз — в этой картине он исполнит все песни Лещенко сам, хотя раньше никогда не пел в кино и отказывался от песенных телепроектов. Перед съемками и Хабенский, и Стебунов серьезно готовились — брали уроки вокала у педагога театра «Ленком». «Вокальные данные в этой роли не главное, — объясняет Владимир Котт. — У Хабенского классический баритон, приятный тембр, но важнее — его актерская игра, драматическое исполнение песни. Между прочим, сам Петр Лещенко не имел музыкального образования. Он самоучка, самодеятельный певец, исполнял в общем-то глупейшие, простейшие песенки — романсы, частушки, уличные попевки, русские народные, украинские и цыганские песни. Но они трогали за душу, вызывали слезы у абсолютно разных людей — немцев, румын, англичан, красноармейцев, белогвардейцев, эмигрантов. Шаляпин называл Лещенко «патефонным певцом», но, думаю, жутко ему завидовал. Потому что тиражи пластинок Петра Лещенко превышали тиражи пластинок обладавшего уникальным голосом Шаляпина».

Проект, который снимает кинокомпания «Централ Партнершип», получается масштабным. В картине множество массовых и батальных сцен. Тут и фашисты, и цыганский табор, и казаки, и люди из народа, и изысканная театральная публика. «На этой картине у нас работы невпроворот — создаем несовременные стрижки, завиваем усы, иногда прямо на руках отшиваем бороды, — рассказывает художник по гриму Валентина Мочалина. — Столько нюансов! Нельзя ничего упустить. К примеру, усы простолюдина и офицера, скажем, в 20-е годы кардинально различались. А чтобы создать казачью прическу, актерам массовых сцен во Львове пришлось брить затылки, оставляя чубы, которые мы либо накручивали, либо начесывали. Благо ради искусства львовские ребята соглашались расстаться со своими волосами. (Смеется.) А однажды мы с одиннадцати часов утра и до шести вечера безостановочно причесывали и красили театральную массовку — 200 человек, зрителей оперного театра, в котором выступал главный герой». Многочисленную ретротехнику собирали чуть ли не по всей Украине — некоторые машины гнали из Киева, из Ровно. А для массовки искали реальную одежду того времени — прочесывали склады киностудий в Москве, Одессе, Киеве. «В картине целых пять временных отрезков, мода часто менялась, поэтому костюмов нужно было запасти огромное количество, — рассказывает художник по костюмам Елена Барин. — На массовку мы ничего специально не шили. Настоящие, «пожившие» вещи гораздо лучше погружают в нужную эпоху. Многие наряды были совсем уж в плачевном состоянии — пришлось их реставрировать, приводить в божеский вид». Костюмы шили только для главных героев. У Константина Хабенского их восемь. Между прочим, костюмы для своего героя он придумал сам. Петр Лещенко выступал в ярких расшитых рубахах в цыганском стиле. Но Константин сразу сказал, что ему такие наряды не идут, он себя будет чувствовать в них неловко. Попросил, чтобы его костюмы были классическими. И костюмеры, учитывая пожелания артиста, создавали для него сценический гардероб. Вообще, на площадке «Петра Лещенко» все единодушны во мнении, что такого дисциплинированного и простого в общении артиста, как Константин Хабенский, не встречали. Он вежлив и галантен по отношению к каждому участнику кинопроцесса, может запросто пригласить кого-нибудь из группы вместе пообедать. А на площадке, как и все, питается «кинокормом», для себя ничего специально не требует.

Источник: Газета 7 дней. www.7days.ru